Рубрики
экономика

«Газпром» решил сыграть с ЕС вдолгую: запуск «Северного потока — 2» подождет

Запуск «Северного потока — 2» может пойти по самому длинному сценарию. И «Газпром» может быть не против. У компании есть не менее важные задачи, чем быстрый запуск газопровода: гарантии наполнения его на многие годы вперед.На прошлой неделе немецкий …

Запуск «Северного потока — 2» может пойти по самому длинному сценарию. И «Газпром» может быть не против. У компании есть не менее важные задачи, чем быстрый запуск газопровода: гарантии наполнения его на многие годы вперед.

На прошлой неделе немецкий регулятор сообщил, что приостанавливает сертификацию оператора «Северного потока — 2», так как тот создал немецкое дочернее предприятие, которое и будет владеть и управлять газопроводом. «Процедура сертификации будет приостановлена до тех пор, пока основные активы и человеческие ресурсы не будут переданы дочерней компании и Bundesnetzagentur не сможет проверить, является ли документация, повторно представленная дочерней компанией как новым заявителем, завершенной», — сообщило Федеральное сетевое агентство.

В самом Nord Stream 2 AG сообщили EADaily, что специально создали дочернее предприятие, чтобы соответствовать нормам и правилам немецкого законодательства.

Таким образом, сам оператор, принадлежащий «Газпрому», предложил вариант, который может оттянуть запуск газопровода до весны. В таких условиях компания вряд ли изменит свою тактику и предложит допобъемы вне долгосрочных контрактов европейскому рынку без запуска «Северного потока — 2». Для Европы это грозит сохранением цен выше $ 1 000 до конца отопительного сезона, а «Газпрому» — даже снижением экспорта, так как спрос сжимается. EADaily писало, что за два с половиной месяца поставки снизились на 8 млрд кубометров по сравнению с прошлым годом.

В то же время у российской компании могут быть более важные, стратегические задачи, ради которых она может поступиться сиюминутной выгодой. С одной стороны, позиции оператора «Северного потока — 2» должны быть как можно более сильны, чтобы избегать в том числе судебных исков со стороны Польши и Украины для ограничения проекта. С другой — нынешняя ситуация может быть тем моментом истины, когда «Газпром» сможет убедить европейских партнеров более активно использовать практику долгосрочных контрактов и гарантировать поставки в Европу на десятилетия вперед.

На это намекал и президент России Владимир Путин. «Те, кто согласился заключать с нами в Европе долгосрочные контракты, смогут только руки потирать и ликовать, иначе пришлось платить бы по 650, а „Газпром» в ту же Германию продает по 220. Во всяком случае, так недавно было», — говорил российский лидер в начале сентября.

У большинства крупных европейских компаний есть долгосрочные контракты с «Газпромом» еще на 10−15 лет. Однако, например, контракты с Турцией на 8 млрд кубометров заканчиваются в этом году, а с Грецией на 3 млрд кубометров — через пять лет. С 2023 года из портфолио компании выпадет Польша с завершившимся контрактом на 10 млрд кубометров.

В этой ситуации у «Газпрома» может быть задача не только сохранить, но даже нарастить объемы, так как в рамках энергоперехода Евросоюз планирует резко увеличить потребление газа, но к 2050 году отказаться и от него. Поэтому монетизация запасов в ближайшие несколько десятков лет — главная задача. А «идеальный шторм» на газовом рынке «Газпром», очевидно, и пытается использовать в свою пользу, чтобы объемы контрактов наращивали и постоянные клиенты — Франция, Германия и Италия.

Тем более что нехватка топлива не будет длиться вечно. Эксперты оценивают, что рынок продавца может продлиться еще 4−5 лет. За это время значительно планируют нарастить поставки газа на рынок Катар, США и страны Восточного Средиземноморья. Для России это несет риски, которые лучше всего купировать изначально.

«Долгосрочные контракты — это основа основ газового бизнеса. По-другому он попросту не может работать. Поэтому, конечно, „Газпром» заинтересован и постоянно ведет переговоры об их заключении и продлении», — говорит заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач.

Зампред правления «Газпрома» Елена Бурмистрова заявила на конференции Flame в Амстердаме в начале ноября, что компания всегда будет выступать в защиту долгосрочных контрактов с обязательством «бери или плати».

«В нашей отрасли с крупными объемами капиталовложений и длинным инвестиционным циклом только такой многолетний тип контрактов дает уверенность инвесторам на всех этапах производственной цепочки, начиная от разведки и добычи и заканчивая транспортировкой и потреблением. Такие контракты делают рынок сбалансированным и предсказуемым, а значит, привлекательным для инвесторов, — сказала она. — И наоборот: мы давно говорим об опасности тотального перехода на хабовую индексацию и краткосрочные сделки, к чему призывают, например, власти ЕС. Их стремление построить максимально рыночную и прозрачную модель газового рынка по образцу других биржевых товаров можно понять. Но трудно приветствовать. Эта идея хороша лишь в теории, но реальность — гораздо сложнее».

По данным «Газпрома», только за последний месяц глава компании Алексей Миллер провел переговоры с руководством сразу трех крупных клиентов — итальянской Eni, немецкой VNG и французской Engie.

И сейчас вопрос состоит в том, сможет ли «Газпром» убедить постоянных и потенциальных клиентов заключать новые или наращивать действующие долгосрочные контракты. Пока на такой вариант открыто соглашается Сербия. Чтобы получить комфортные ценовые условия, президент страны Александр Вучич заявил, что Сербия готова увеличить закупки до 3 млрд кубометров и заключить контракт на 10 лет. В таких условиях Белград надеется получать российский газ не дороже $ 450−500 за тысячу кубометров.

В такой ситуации в первую очередь стоит исходить со стороны спроса, а не со стороны предложения, считает аналитик ФГ «ФИНАМ» Сергей Кауфман.

«Недавно были заключены контракты с Венгрией и Молдавией. То есть „Газпром» готов к продлению существующих долгосрочных договоренностей и заключению новых. Однако важно понимать, что многие европейские страны сейчас не готовы заключать новый долгосрочный контракт из-за достаточно высокой неопределенности касательно размера потребления газа через 10−15 лет на фоне энергоперехода. Из-за этого ожидать подписания новых существенных контрактов, которые могли бы улучшить ситуацию на европейском рынке газа, на мой взгляд, не стоит», — говорит эксперт.

В нынешней ситуации «Газпром» вполне справедливо настаивает на полноценном запуске «Северного потока — 2», который политики США и Европы оттянули почти на два года, и хочет новых долгосрочных контрактов, в том числе чтобы иметь необходимость и в украинском транзите, к сохранению которого после 2024 года Москву подталкивает Берлин. Однако аналитики предупреждают, что высокие цены в Европе несут в себе много и стратегических угроз для «Газпрома», в том числе из-за политизации рынка.

«Нравится России это или нет, но она помогает распахнуть двери для поставок СПГ, развития зеленой энергетики и проектов энергохранения, а также для ограничений на энергозависимость от импорта в Европе. Легко можем увидеть торговое соглашение между США и ЕС на ежегодные поставки 20−30 млн тонн СПГ (27−41 млрд кубометров газа)», — заметил в Twitter глава отдела «Газ и энергетика» SP Global Platts Ира Джозеф.

(https://eadaily.com/ru/ne…)