Рубрики
Аналитические статьи

[ЗаQRачили] Код Ковинчи. Эксперты бурно обсудили законность и необходимость QR-кодов в Алтайском крае

Приснопамятные QR-коды, пришедшие осенью 2021 года на территорию всей страны, уже вызвали множество споров вкупе с волной недовольства со стороны населения. А сейчас Государственная Дума рассматривает еще два законопроекта, предложенные кабмином, кот…

Приснопамятные QR-коды, пришедшие осенью 2021 года на территорию всей страны, уже вызвали множество споров вкупе с волной недовольства со стороны населения. А сейчас Государственная Дума рассматривает еще два законопроекта, предложенные кабмином, которые уже на начальной стадии подлили масла в огонь. Один из них закрепляет QR-коды на федеральном уровне. Эти новшества и их губительное влияние на бизнес в предельно напряженной атмосфере обсудили участники круглого стола на базе Общественной палаты Алтайского края, который прошел 19 ноября.

Проверка QR-кода в торговом центре в Барнауле Фото: Олег Укладов

О чем QRичим

Законопроекты фактически делают QR-коды общефедеральной нормой (сейчас решение об их введении принимают главы субъектов). Если их примут, то будет четко прописано, в какие общественные места (общепит, магазины, культурные и спортивные объекты) можно попасть только с кодом, медотводом либо сведениями о ранее перенесенном ковиде. До февраля 2022 года можно будет использовать также свежий отрицательный ПЦР-тест. Но потом уже нет.

При этом для военнослужащих и иностранцев, привившихся незарегистрированным в России препаратом, закон предусматривает особый порядок «пропускного режима».

А вот запрета на общественный транспорт пока не будет. Кроме авиаперелетов и проезда железнодорожным транспортом.

ЗаQRепить повсеместно

Открыл дискуссию депутат краевого парламента, главврач федерального центра эндопротезирования и травматологии Владимир Пелеганчук. Его позиция была простой и бескомпромиссной: «да» массовой вакцинации и противоковидным мерам.

«Как медик я поддерживаю полностью все ограничительные мероприятия. Просто нужно делать, контролировать и выполнять», — заявил Пелеганчук.

Он также привел данные о том, какие ресурсы краевой медицины, особенно человеческие, задействованы в борьбе с коронавирусом. Цифры впечатляют: в общей сложности с пандемией сражаются почти 5,5 тыс. медработников (а также ординаторов и студентов алтайского медунивера и медколледжа). И делают это они зачастую вместо выполнения основных профессиональных обязанностей, что усиливает общую нагрузку на медицину.

Вместе с Пелеганчуком за жесткий подход выступили другие представители здравоохранения: начальник отдела эпиднадзора алтайского Роспотребнадзора Ульяна Калинина и замглавы алтайского минздрава Наталья Белоцкая.

Калинина отметила, что ситуация остается неблагополучной, а для того, чтобы остановить распространение вируса, необходимо принятие всех противопандемийных мер. И, конечно же, контроль за их соблюдением.

«Если, извините за выражение, нет кнута, к сожалению, меры не соблюдаются», — скептически оценила сознательность населения представитель санитарного ведомства.

А выступление Натальи Белоцкой стало одним из самых эмоциональных. В том числе и потому, что она, высказавшись опять же за ограничения, использовала весьма спорный риторический прием.

«Сколько человек каждый из вас готов похоронить?» — обратилась к собравшимся чиновница.

Что, конечно, вызвало у участников круглого стола резкое неодобрение. Вплоть до того, что высказывание Белоцкой даже назвали «кощунством».

Впрочем, не менее эмоционально ответила Белоцкой депутат Госдумы, глава алтайской КПРФ Мария Прусакова.

«А каково вам, например, смотреть в глаза людям, которые умирают от туберкулеза и не имеют возможность получить медицинскую помощь? (..) Давайте не будем делать вид, что у нас сегодня только одна болезнь и мы всем миром с ней боремся», — парировала коммунистка.

Политический QRен

Лидеры фракций алтайского парламента на мероприятии в своих мнениях также были очень полярными. Коммунисты (те, которые «Российской Федерации», а не «России», представителей парламентских новичков на круглом столе не было) выступили против. По мнению Марии Прусаковой (которая, хотя де-юре фракцию уже не возглавляет, но от алтайской политики не отдалилась), QR-коды — лишь способ заставить людей прививаться, а не мера защиты. А эффективность вакцины все еще вызывает вопросы: по ее словам, даже при нынешнем числе привившихся такого скачка заболеваемости, который идет сейчас, быть вроде как не должно.

Кстати, сама Прусакова привилась, но говорит, что только для участия в выборах. Не сделай она укол, было бы проблемно и безответственно встречаться с избирателями. При этом сама депутат потеряла отца, умершего от ковида.

А вот за коды выступили главы фракций ЛДПР Владимир Семенов и «Единой России» Сергей Приб.

«Мы очень здорово защищаем это движение, вот, антипрививочники, их много, надо их мнение учитывать. А кто учтет мнение тех, решил прививаться?» — задал риторический вопрос Владимир Семенов.

Он также отметил, что против прививок в соцсетях выступают те, кто не привился и переболел легко или бессимптомно. А вот те, кто болел да не переболел, в соцсетях ничего уже не напишут.

По его мнению, альтернативы вакцинации нет. По крайней мере лучше никто ничего не предложил. То, что QR-коды ее стимулируют — хорошо. То, что это происходит за счет бизнеса — без сомнения, плохо. Но QR уже стал частью жизни края.

Позиция Сергея Приба была схожей: это непопулярная мера, но обойтись без нее никак не получится. Обсуждения же их необходимости уже не имеют смысла.

Глава фракции «Справедливая Россия — За правду» Александр Молотов выступил против законопроектов о кодах. По его мнению, вакцинационная кампания могла бы протекать гораздо удачнее, если бы не определенная непоследовательность власти: принимаемые меры не принесли ожидаемого решения проблемы. Что, понятное дело, вызывает недоверие у населения. На что, впрочем возразил Сергей Приб: к пандемии никто в мире попросту оказался оказался не готов. Даже Европа с ее хвалеными медицинскими мощностями.

Юридическая QRитика

С точки зрения юридического качества законопроекты разбирали три краевых эксперта: член правового комитета алтайской Торгово-Промышленной палаты Людмила Жгун, вице-спикер краевого парламента Денис Голобородько и эсер (а также преподаватель АГУ) Александр Молотов. И каждый из них, фактически, олицетворял разные полюса отношения к готовящимся изменениям в законодательстве.

Людмила Жгун законопроекты резко раскритиковала, перечислив список статей Конституции и законодательных норм, которым он (с ее точки зрения) не соответствует, а также различные недоработки законопроекта. Которых, опять же, согласно ее оценке, там масса. Например, необходимость предъявлять при демонстрации QR-кода паспорт. Или наличие в некоторых формулировках слова «возможно», которая в законодательстве, по словам Жгун, не допускается.

Александр Молотов поспорил с экспертом. Он указал на то, что принятие законопроектов вполне возможно. Всем необходимым юридическим условиям с точки зрения конституционного права они соответствуют. Впрочем, политик отметил: это именно мнение эксперта, а не политическая позиция. Прошелся Молотов и по тем, кто пытается критиковать будущие законопроекты, опираясь на европейские правовые нормы.

«Когда апеллируют к практике других стран, люди почему-то не говорят, что ЕСПЧ признал законной: а)вакцинацию детей — у нас такого даже нет, б)национальные локдауны. У нас настолько либеральные меры по сравнению с демократической Европой. Но об этом антиваксеры обычно не говорят», — указал на неочевидную сторону вопроса Молотов.

Наконец, Денис Голобородько выступил как эдакий модератор юридического сегмента дискуссии. Он заявил: АКЗС получило законопроекты для рассмотрения и выработки предложение, правовой комитет Заксобрания направит документы в алтайские муниципалитеты, дабы те выдвинули свои предложения насчет того, как его можно улучшить. А также обсудит их с экспертами, населением и бизнесом.

«Проект резонансный, он широко обсуждается, и нам нужно мнение всех экспертов, порой противоположные, чтобы принять решение», — призвал всех компетентных граждан участвовать в законодательной работе Голобородько.

Как это сделать, читайте тут.

QRохи поддержки

Некоторые из выступающих придерживались позиций достаточно умеренных либо же обратили внимание на другие аспекты федерального закрепления QR-кодов.

Например бизнес-омбудсмен Андрей Осипов выступил сторонником прививки, но при этом не забыл и о чаяниях своих «подопечных».

«Руководителей торговых центров и общепита интересуют два вопроса. Первый: почему именно мы? Второй — что будет в плане компенсаций?» — рассказал Осипов.

И если первый вопрос довольно прост и связан в основном с тем, что риск заразиться в ресторанах и ТЦ выглядит куда меньшим, чем, например в транспорте или очередях, то вот второй Осипов рассмотрел весьма и весьма подробно. Он обратил внимание, что авиакомпании на фоне будущего закона вновь получат финансовую поддержку, а вот у остального бизнеса все совсем не так радостно: даже имеющиеся компенсации коснулись далеко не всех.

И это необходимо исправить: реальным жертвам ограничений нужно оказать серьезную господдержку. И это важно учесть уже при рассмотрении новых законов. А компенсация в размере одного МРОТ в неделю, по словам Осипова, малый бизнес не спасет. На следующей неделе по инициативе Осипова алтайский парламент рассмотрит обращение о мерах поддержки бизнеса в адрес премьер-министра Михаила Мишустина. Также алтайский бизнес попросил поддержки у губернатора региона Виктора Томенко. Без этого, по словам Осипова, предприниматели просто не выживут, будут закрываться рестораны, магазины.

Они уже на грани. Бизнес-омбудсмен рассказал, что проходимость в ТЦ «Сити-Центр» сократилась в 10 раз после ведения кодов, в некоторых других — в два раза. Выручка тоже уже упала вдвое.

Черный QR

Пожалуй, самую мрачную картину, связанную с QR-кодами нарисовал председатель Алтайского союза предпринимателей Юрий Фриц. Он считает, что страшилки тех, кто боится «чипирования», понемногу воплощаются в жизнь, путь даже чип находится и не в теле, а на Госуслугах. Он опасается: в перспективе неугодным (в том числе и по политическим мотивам) за различные грехи могут отключать коды. Что породит новый арсенал репрессивных мер. Кодирование же, по мнению Фрица, является тупиком.

«Зачем это делается? Кем это делается? Мы говорим, что это мировой тренд. Ну да, на мой взгляд, нас втянули в эту историю», — выразил скепсис Фриц.

Он также обратил внимание на раскол в обществе и конфликт, назревающий между владельцами кодов и непривитым гражданами, назвав происходящее «цифровым геноцидом». И в целом выступление Фрица было словно бы наполнено аллюзиями на классику антиутопий, в духе современного прочтения романа «Мы» Евгения Замятина.

Тема расQRыта

Практические все выступления на прошедшем круглом столе были невероятно яркими. Высказывания и противников, и сторонников, и тех, кто высказывался сугубо как эксперт, можно разбирать на цитаты от и до. Правда, представители самой Общественной палаты в дискуссию практически не вступали, да и само мероприятия не афишировали. Но при этом смогли собрать первое столько масштабное обсуждение назревшей проблемы.

Впрочем, далеко не последнее. Рассмотрение законопроектов в Госдуме уже один раз откладывали: изначально оно должно было пройти в ноябре. И нельзя исключать, что его могут отодвинуть еще раз. Потому как темы, которые вызывают такой резонанс, рассматривать второпях попросту опасно.

(https://politsib.ru/news/…)