Рубрики
технологии и инновации

[«Après nous le déluge»*] К 2050 году во всём мире накопится свыше 80 млн тонн отработавших солнечных панелей, что эквивалентно весу двухсот сорока 102-этажных небоскрёбов Эмпайр-стейт-билдинг

К 2050 году только в США накопится свыше 10 млн тонн отработавших солнечных панелей, что эквивалентно весу трёх десятков 102-этажных небоскрёбов Эмпайр-стейт-билдинг. Дешевле всего всё это закопать на полигонах, но остаётся надежда на повторное испол…

К 2050 году только в США накопится свыше 10 млн тонн отработавших солнечных панелей, что эквивалентно весу трёх десятков 102-этажных небоскрёбов Эмпайр-стейт-билдинг. Дешевле всего всё это закопать на полигонах, но остаётся надежда на повторное использование панелей и переработку.

Доклад аналитиков Национальной лаборатории возобновляемой энергии (NREL) по заказу Министерства энергетики США учитывал современное положение дел с ремонтом, переработкой, повторным использованием фотоэлектрических панелей и захоронением. Эти данные легли в базовый сценарий, что даёт представление о том, что нас ожидает, если ничего не менять. Но в доклад впервые введены социальные моменты — осведомлённость потребителей, производителей и утилизаторов, что может заметно изменить всю статистику.

Согласно базовой модели, к 2050 году в США будут установлены фотоэлектрические панели суммарной мощностью 500 ГВт. Для сравнения, по итогам 2020 года таковых было на 104 ГВт. Запланированные мощности приведут к образованию 9,1 млн т отходов, преимущественно из отработавших панелей. С учётом расчётов, к тому времени стоимость переработки составит $28 за модуль, $65 за модуль в случае ремонта (восстановления и повторного использования при продаже по цене 36 % от стоимости новых модулей) и $1,38 за модуль при захоронении на полигоне.

С 2020 по 2050 год в смоделированных базовых условиях примерно 80 % модулей выбрасываются на свалку, 1 % используется повторно, а 10 % перерабатываются. При сегодняшнем уровне переработки и восстановления материалов общая масса вторичного использования в 2050 году составит всего 0,7 млн т (около 8 %).

«При сегодняшней технологии фотоэлектрические модули трудно разделить, и в процессе переработки из них извлекаются в основном малоценные материалы, — сказал ведущий автор исследования Жюльен Вальцберг.— Из-за этого в настоящее время доходы от переработки не позволяют компенсировать высокие затраты, и поэтому перерабатывается очень мало массы. Наша модель показывает, что это может привести к серьезной проблеме с отходами к 2050 году».

Снизить объём захоронений позволят субсидии на переработку и новые материалы и технологии, которые будут лучше и с большей пользой перерабатываться. Поэтому сценарии рассматривать можно, но особого смысла в этом нет. Другое дело, что авторы исследования на моделях доказали, что осведомлённость всех групп участников процесса от производства до установки и эксплуатации фотоэлектрических панелей позволит повысить процент ремонта и повторного использования солнечных панелей, что существенно — на десятки процентов — может снизить объёмы захоронения панелей. Реклама и сарафанное радио должны убедить потребителей, что б/у-панели — это не так плохо, как они себе представляли. Подробности по ссылке.

* «После нас хоть потоп« (фр. Après nous le déluge [a.pʁɛ nu lə de.lyʒ]), вариант — «После меня хоть потоп» (фр. Après moi le déluge [a.pʁɛ mwa lə de.lyʒ]), то есть после нашей смерти погибай хоть весь мир; это выражение принадлежит маркизе де Помпадур и было в первый раз употреблено ею при получении Людовиком XV глубоко поразившего его известия о неудачном сражении при Росбахе (1757). Помимо этого, фраза фаворитки стала и олицетворением губительной расточительности финансовой политики Людовика, который оставил в наследство Людовику XVI страну, находящуюся на грани банкротства.

Выражение можно толковать двояко: в случае «После меня придёт потоп» утверждается, что если правление монарха закончится революцией, страна погрузится в хаос; вариант «После меня пусть потоп придёт» подразумевает, что ему всё равно, что произойдёт после его исчезновения[1].

Ту же мысль выражала старинная греческая поговорка, которую в латинском переводе часто употреблял Тиберий: Me mortuo terra misceatur igni («после моей смерти [хоть] земля смешается с огнём» или «когда умру, пускай земля огнём горит»).

Некоторые исследователи склонны приписывать эту фразу регенту Филиппу Орлеанскому.

(https://3dnews.ru/1049351…)