Рубрики
Оружие, события, спорт и новости отовсюду

Парад смертников: В Афганистане продолжаются бои в районе Пандшерского ущелья (Военный корреспондент kp.ru Александр Коц — о ситуации в неподконтрольной талибам* провинции)

 Свинцовый дождьКто бы мог подумать, что законы физики распространяются в том числе и на все виды боеприпасов, стоящих на вооружении у боевиков Талибана*. И когда ты радостно запускаешь очередь в небо, свинцовые пули, совершив короткое путешествие, с…

 

Свинцовый дождь

Кто бы мог подумать, что законы физики распространяются в том числе и на все виды боеприпасов, стоящих на вооружении у боевиков Талибана*. И когда ты радостно запускаешь очередь в небо, свинцовые пули, совершив короткое путешествие, с огромной скоростью возвращаются на землю. И тут главное — не оказаться на траектории их падения. Я видел, что бывает с людьми, на головы которых падает пуля калибра 7,62 автомата Калашникова. В Каире после победы очередной контрреволюции военные, свергнувшие исламистов Мурси, отпраздновали это дело по-восточному, с размахом. Результат — с десяток убитых.

 

Поэтому когда в ночь на субботу небо Кабула вновь было разорвано сотнями очередей, я, отсняв пару роликов на крыше, поспешил убраться под навес. На этот раз талибы* праздновали падение последней неподконтрольной провинции — легендарного Панджшера, который им не удалось покорить в свое «первое пришествие» в 90-х. Канонада стояла такая, что к утру стало тревожно за боеготовность военного крыла новой власти. Впрочем, американцы оставили здесь столько вооружений, что хватит еще не на один праздник.

 

 

Тем более, что радость оказалась преждевременной. К утру выяснилось, что Панджшер еще не пал. Зато от смертельного салюта погибли по меньшей мере 17 человек, около полусотни ранены (в основном — зеваки, вышедшие посмотреть на салют). А столько не погибло даже во время взятия самого Кабула. Он, собственно, был сдан без боя. Цифры настолько озадачили новые власти, что они, в лице официального представителя Забиуллы Муджахида, призвали соратников отказаться от этой архаичной и весьма опасной традиции.

Из Панджшерского ущелья тем временем приходят другие цифры. Сотни убитых талибов, тысячи сдавшихся в плен. Сообщения от «Северного альянса 2.0», который противостоит в эти дни Талибану, напоминают победные реляции армянского Минобороны за пару дней до сдачи Шуши — духоподъемные, но далекие от реальности.

 

Панджшерский тупик

 

С нынешним лидером антиталибской коалиции я познакомился почти 20 лет назад, когда ему было 13 лет. Через пару месяцев после гибели полевого командира Ахмад Шаха Масуда, я приехал в Душанбе к его сыну. Тогда гуляла легенда, что во время визита в столицу Таджикистана с Масудом-младшим встретился Владимир Путин. На вопрос: «Кем бы ты хотел стать?» — мальчик ответил: «Дипломатом». На предложение президента приехать учиться в Москву возразил: «Мне надо посоветоваться с мамой, пусть решает она». А когда Путин протянул Ахмаду конверт с деньгами, ведь семья жила в Душанбе небогато, парнишка гордо отказался…

Ахмад Масуд тогда дал свое первое очное интервью — не по годам рассудительное и твердое. Рассказал, что хочет учиться в Америке, и опроверг встречу с президентом России так, что я бы скорее поставил на то, что она была. «Если я вырасту и в Афганистане все еще будет идти война, пойду по стопам отца», — сказал он мне на прощание.

Учеба в Англии, возвращение в родной Панджшер в 2016-м, создание антиталибской коалиции на пару с бывшим вице-президентом Салехом, объявившим себя президентом Афганистана… Но сегодня у новой версии «Северного альянса», в отличие от образца 90-х, нет внешней поддержки — ни США, ни Ирана, ни Турции, ни России. И падение Панджшера — это лишь вопрос времени.

 

 

К слову, большой стратегической военной победы Талибану это падение не принесет. Важна лишь ее политическая составляющая. Может быть поэтому талибанский агитпроп — более сдержанный: обещают взять Панджшер и объявить полный контроль над всей территорией Афганистана в ближайшие несколько дней. А пока пропагандистская машина работает и на внутреннего, и на внешнего зрителя по всем фронтам. В Хосте проводят красочные похороны, таская по городу гробы, накрытые флагами США и Великобритании. По Кандагару парадом идет спецназ Талибана на американской военной технике — дорого-богато. В Кабуле на стадионе на торжественном шествии демонстрируют оружие исламского «пролетариата». Простых зрителей не звали, показали по телевизору. Мимо трибуны, на которой сидят «вожди революции» и их уважаемые гости с заблюренными лицами, проезжают платформы, на которых размещены минометы, пулеметы, пояса шахидов, самодельные бомбы из канистр, напичканные взрывчаткой автомобили… Просто парад смертников какой-то. Не самая лучшая демонстрация для тех, кто жаждет мирового признания.

 

Альтернативы нет

 

Впрочем, вот и другая картинка — женщины-врачи встречаются с губернатором Герата Мауляви Абдул Кайюм Рухани. Те пожаловались, что по их специализации нет свободных вакансий (они отданы мужчинам). А губернатор по-отечески объявил, что поддержка медицины в провинции — один из приоритетов его работы, и заверил женщин в своей поддержке. Вот сейчас, говорит, Кабмин сформируем и дела пойдут в гору.

А в это время в Кабуле боевики Талибана слезоточивым газом и прикладами разгоняли небольшой и непродолжительный митинг женщин, требующих соблюдать свои права. Все-таки, не весь миллиард, выделенный США на продвижение идей феминизма, здесь разворовали.

 

«И с этими людьми мы хотим о чем-то договариваться?» — удивится читатель. А проблема-то в том, что широкого выбора у Москвы нет. Ну не с Исламским же государством* вести переговоры. Учитывая количество захваченного у афганской армии американского оружия, конкуренцию в ближайшей исторической перспективе Талибану никто не составит, даже коалиция Масуда-младшего. И никто его поддерживать не собирается, потому что России (как впрочем и другим заинтересованным странам) не нужна децентрализация власти в Афганистане. А как следствие — междоусобная война, со всем выплескивающимися за пределы этой страны «побочками» в виде беженцев, террористов и контрабанды оружия. Можно, конечно, надеть парадный китель, сесть на белого коня, манерно оттопырить мизинчик и, брезгливо посмотрев на происходящее, умчаться в светлую даль. Но тогда рано или поздно разгребать придется у себя дома.

А можно надеть маски и перчатки и иметь дело с единственной силой, которая на сегодня реально способна держать под контролем всю территорию Афганистана. И эта сила, как к ней ни относись, — Талибан. На который через их желание быть признанными вполне можно влиять, пусть и с элементами политического «шантажа» — баш на баш, как говорится. После 31 августа договариваться в стране о чем-то больше не с кем.

*Запрещенная в России террористическая организация.

(https://www.kp.ru/daily/2…)