Рубрики
происшествия/катастрофы

[«Идол повержен»] Полное истощение. Сланцевики США пробурили скважины до дыр, инвесторы уже не верят в отрасль, а сами игроки признают: это рынок «без мозгов»

Американские сланцевые компании ударно наращивают добычу после прошлогоднего обвала. В июле — августе вышли на рекордные темпы. Дорогая нефть снова позволила бурить. Но все успехи — до очередного обрушения котировок. Подноготная этого сектора — много…

Американские сланцевые компании ударно наращивают добычу после прошлогоднего обвала. В июле — августе вышли на рекордные темпы. Дорогая нефть снова позволила бурить. Но все успехи — до очередного обрушения котировок. Подноготная этого сектора — многомиллиардные убытки, истощившиеся скважины, катастрофический дефицит финансирования, повсеместные банкротства. Инвесторы уже не верят в отрасль, а сами игроки признают: это рынок «без мозгов».
 
Выкосила пандемия
 
Пандемия сильно ударила по нефтегазовой отрасли США — прежде всего по сланцевому сектору, генерирующему основной объем добычи. В 2020-м обанкротились полторы сотни производителей. Число газовых и буровых установок неуклонно сокращалось, компании приостанавливали работу. Многие не пережили кризис.
 
Пострадали в первую очередь те, кто еще до ковида влез в долги — в условиях острой нехватки инвестиций. В итоге американская сланцевая промышленность потеряла 15% добычи и 75% буровых установок.
 
Согласно январским оценкам международного рейтингового агентства Fitch, отрасль еще два-три года не сумеет вернуться к докризисным показателям. Производители озабочены оптимизацией затрат и возвратом инвестиций, а не наращиванием добычи, указывали аналитики.
 
Резкое восстановление
 
Однако летом рынок продемонстрировал неожиданно быстрое восстановление. Добыча резко росла. США влили в мировую экономику больше нефти, чем страны ОПЕК+ вместе взятые.
 
В июле производство в основных сланцевых бассейнах достигло 7,327 миллиона баррелей в день. Американская нефть, добываемая из пластов, стала третьей по объемам на мировом рынке после российской (11,2 миллиона) и саудовской (10,4 миллиона). Почти весь прирост приходится на ключевой регион — Пермский бассейн в Техасе, Нью-Мексико.
 
В августе, по прогнозу Минэнерго США, общая добыча выйдет на новый исторический максимум — 7,47 миллиона. А в Международном энергетическом агентстве (МЭА) ждут и того больше — 7,907 миллиона.
 
Утратили доверие
 
Поднять голову сланцевикам позволили высокие цены: баррель Brent cтоит порядка 73 долларов, WTI превысила 71 доллар.
 
«Взлет цен в этом году и ограничение добычи, введенное ОПЕК+, спровоцировали бум сланцевого бурения. Но и инвесторы потребуют финансовой отдачи», — указывает Reuters. А с этим как раз возможны проблемы. Доверие Уолл-стрит отрасль практически утратила.
 
В 2010-2014-м развитие технологий и высокие котировки обеспечили пик инвестиций в сланцевую нефтедобычу. Семь лет назад вложения достигли 125 миллиардов долларов. Но по итогам «сланцевой десятилетки» отрасль оказалась для инвесторов сплошным разочарованием. В индексе широкого рынка SP 500 этот сектор — худший. Сорок ведущих представителей отрасли потратили почти на 200 миллиардов больше, чем заработали. Лишь единицы генерировали прибыль. Уолл-стрит потребовала от компаний жить по средствам, тратить меньше и выплачивать долги.
 
В 2020-м отрасль практически лишили кредитов — инвестиции рухнули до 45 миллиардов. Некоторые крупные игроки обанкротились. Среди них Whiting Petroleum, California Resources, пионер отрасли Chesapeake Enеrgy, Extraction Oil Gas. Другие выжили за счет поглощений.
 
Как отмечает Financial Times, инвесторы по-прежнему настроены скептически: помнят, как нарушали прошлые обещания придерживаться финансовой дисциплины. «Дайте нефтянику доллар, и он пробурит скважину», — цитирует издание давнюю промышленную поговорку.
 
Сколько можно бурить
 
Сланцевики попали в замкнутый круг. Особенность отрасли — быстрое истощение скважин. Вскоре после завершения бурения добыча резко падает, и о первоначальной производительности речи уже не идет.
 
На проблему указывали и сами игроки рынка. Чтобы компенсировать падение добычи, компании должны увеличивать число новых скважин, а это нереально без дополнительных расходов, отмечал глава нефтесервисной фирмы Schlumberger Паал Кибсгаард. Но инвесторы не желают покупать бумаги тех, кто раздувает буровые бюджеты, — рассчитывать на рост котировок в таком случае не приходится.
 
Еще резче происходящее охарактеризовал глава BP Роберт Дадли. «В отличие от Саудовской Аравии и России, корректирующих добычу в зависимости от спроса, американские сланцевики реагируют исключительно на цены. Это рынок без мозгов», — констатировал он.
 
На то, что для инвесторов сланцевых проектов «революция» обернулась настоящей катастрофой, указывал и Стив Шлотербек, бывший гендиректор EQT — крупнейшего производителя природного газа.
 
«Каждый раз, когда бурят, в трубу уходят миллиарды, — подчеркивал он. — Неудивительно, что акции продолжают падать».
 
Если сланцевая нефть продолжит заливать рынок, новый обвал цен неизбежен. Спрос пока далек от докризисного, а как будет развиваться ситуация с ковидом, неясно.
 
Американский инвестбанк Goldman Sachs вообще прогнозирует, что к 2025-му «сланец» потеряет экономический смысл: налицо «все признаки истощения».
 
Это понимают и инвесторы. Так, например, перенесшая банкротство Chesapeak Energy решила действовать по-новому. Пионер сланцевого сектора, а заодно и символ его непомерных долгов, отказался от стратегии «роста любой ценой» и обещал тратить меньше, чем приносит прибыли акционерам. Но в это уже никто не верит.
 
«Помимо резкого снижения зависимости от иностранных поставок, отрасль отличалась еще одной непревзойденной способностью: уничтожать сотни миллиардов с минимальной отдачей», — отмечает Financial Times.
 
Оставит без копейки: Байден взялся за сланцевые компании
 
Бросай и беги
 
Сланцевики бурят, «пока горячо», но когда углеводороды падают в цене, картина совсем иная. По закону нефтяники должны законсервировать недействующие скважины и вышки.
 
Важно, чтобы оставшаяся в скважинах нефть и сопутствующие вещества, в основном метан, не просачивались в почву. Но это опять же расходы, а в средствах бурильщики стеснены.
 
Поэтому пробуренные участки нередко просто бросают.
 
Обанкротившаяся несколько лет назад 7S Oil and Gas оставила после себя несколько десятков дыр в земле.
 
И вот результат: в апреле в Пермском бассейне — центре нефтяной промышленности США — фактически разразилась экологическая катастрофа. Из бесхозных скважин нефть и сопутствующие вещества просочились в почву. Ликвидацию последствий оценили в 117 миллиардов долларов.
 
Подобные инциденты явно не устроят приверженца зеленого курса Джо Байдена. В конце января он уже выполнил предвыборное обещание и ввел временный мораторий на выдачу лицензий, разрешающих применять гидроразрыв пласта на общественных землях. Это достаточно серьезно: почти 13% природного газа добывают на федеральной территории.
 
Закручивание гаек продолжится. В SP Global Platts не исключают, что к концу 2024-го добыча нефти и газа в США упадет до двух миллионов баррелей в день.

(https://ria.ru/20210805/s…)